Первый антибиотик открытый флемингом в 1929

Залетевшее в окно спасение человечества: как Флеминг открыл пенициллин

Первый антибиотик открытый флемингом в 1929

13 сентября 2017 в 12:19Медицина88 лет назад Александр Флеминг сообщил об открытии пенициллина

Сколько случайностей привело к открытию одного из самых действенных лекарств XX века и как этому помогли окно лаборатории и стена бомбоубежища, читайте в рубрике «История науки».

13 сентября 1929 года шотландский бактериолог Александр Флеминг на заседании Медицинского исследовательского клуба при больнице св. Марии Лондонского университета впервые сообщил о том, что открыл первый антибиотик — пенициллин.

Впоследствии признавали, что пенициллин стал одним из самых великих медицинских открытий двадцатого века, а этот век и без того был весьма богат на открытия в медицине.

Как бы там ни было, в 1945 году Флеминг стал одним из лауреатов Нобелевской премии, присужденной именно за открытие пенициллина.

В своей Нобелевской речи Флеминг тогда заявил: «Говорят, что я изобрел пенициллин. Но ни один человек не мог его изобрести, потому что это вещество создано природой.

Я не изобретал пенициллин, я всего лишь обратил на него внимание людей и дал ему название».

На самом деле ситуация с пенициллином еще интереснее: похоже, что природе пришлось изрядно потрудиться и устроить целую сеть случайностей, чтобы заставить людей, в первую очередь самого Флеминга, открыть это вещество.

Начать нужно с того, что Флеминг стал врачом отчасти благодаря случайности. Учитывая весь спектр его талантов, наш герой вполне мог выбрать и другое научное направление, даже заняться искусством (с детства он увлекался живописью) или стать военным.

По совету старшего брата он выбрал медицину и подал документы на национальный конкурс для поступления в медицинскую школу при больнице св. Марии.

Получив на экзамене высшие баллы и став хирургом по окончании обучения, Флеминг связал с этой больницей всю свою оставшуюся жизнь.

Он стал работать в лаборатории исследования ран и проявил свои таланты исследователя, показав, что карболовая кислота, в то время широко применявшаяся для обработки открытых ран, не подходит в качестве антисептика. Дело в том, что она убивает создающие в организме защитный барьер лейкоциты и в конечном счете способствует выживанию в тканях болезнетворных бактерий.

Следующая случайность произошла с Флемингом в 1922 году, когда он открыл фермент, впоследствии названный лизоцимом. Этот фермент убивал некоторые бактерии, не причиняя вреда здоровым тканям.

Случайность здесь заключалась в том, что ученый был не слишком-то аккуратен и не очень любил приводить в порядок свой лабораторный стол. Однажды, будучи простужен, он чихнул в чашку Петри, где выращивал бактерии в питательной среде, и не продезинфицировал ее, как того требовали правила.

Через несколько дней по цвету остатков в этой чашке он обнаружил, что в местах, куда попала его слюна, бактерии были уничтожены.

Правда, в качестве антисептика лизоцим работал не слишком удачно: на большинство бактерий он действовал очень медленно, поэтому Флеминг поначалу стал использовать лизоцим при написании авангардных картин, где разные цвета на полотне создавались различными бактериями. Чтобы эти бактерии не переползали с одного цветового пятна на другое, он обрабатывал лизоцимом границы таких пятен.

Впрочем, в лаборатории Флеминг больше думал о поисках хорошего антисептика, чем о своей живописи. И в 1928 году история с его неаккуратностью повторилась.

Каким-то чудом в одну из его не продезинфицированных чашек Петри, где он высеивал колонию золотистого стафилококка, попала плесень из соседней лаборатории — довольно редкий плесневый грибок Penicillium notatum.

Через пару дней она растворила высеянную культуру, и там, где она попала в чашку, вместо желтой мутной массы виднелись капли, похожие на росу.

Здесь Флеминга озарило: он предположил, что смертоносное влияние на бактерии оказал плесневый грибок. Это предположение подтвердилось, и ученый получил из этого грибка вещество интенсивного желтого цвета, которое он и назвал пенициллином.

Обнаружилось, что даже разведенный в 500-800 раз пенициллин подавлял рост не только стафилококков, но также и стрептококков, пневмококков, гонококков, дифтерийной палочки и бацилл сибирской язвы, но не действовал на кишечную палочку, тифозную палочку и возбудителей гриппа, паратифа, холеры. Чрезвычайно важным открытием было отсутствие вредного влияния пенициллина на лейкоциты человека даже в дозах, во много раз превышающих губительную для стафилококков дозу. Это означало, что пенициллин для людей безвреден.

На изучение свойств открытого им вещества Флеминг потратил около года, и, хотя в чистом виде так и не сумел его получить, он все же решил рассказать о нем коллегам.

Настоящим антибиотиком пенициллин Флеминга стал значительно позже, после того как его исследования в 1938 году продолжили профессор Оксфордского университета, патолог и биохимик Говард Флори и химик Эрнст Борис Чейн, эмигрировавший из Германии после прихода к власти нацистов. Спустя год попыток ученым удалось сделать то, что не удалось Флемингу, — получить первые 100 миллиграмм чистого пенициллина. Однако грибок, из которого пенициллин был получен, оказался слишком капризным, требовалось найти ему более «послушную» и эффективную замену.

Для этой цели Чейн привлек к работе других специалистов: бактериологов, химиков и врачей. Была сформирована так называемая Оксфордская группа. Работа группы оказалась удачной, и в 1941 году пенициллин впервые спас от верной смерти человека с заражением крови — им стал 15-летний подросток.

Разгоревшаяся к тому времени война не позволила наладить в Англии массовое производство пенициллина, и летом 1941 года Оксфордская группа отправилась совершенствовать технологию в США. На экстракте американской кукурузы выход пенициллина увеличился в 20 раз.

Затем решили поискать новые штаммы плесени, более продуктивные, чем Penicillium notatum, когда-то прилетевший в окно Флемингу. В лабораторию группы стали поступать образцы плесеней со всего мира. Группа также пополнилась Мэри Хант, которую вскоре прозвали «Заплесневелой Мэри», ведь она закупала на рынке все заплесневелые продукты.

Случилось так, что именно она принесла с рынка гнилую дыню, в которой и был найден тот высокопродуктивный штамм, который ученые и искали, — P. Chrysogenum.

На основе этого штамма была разработана технология массового производства пенициллина. В 1945 году выпуск этого лекарства достиг 15 тонн в год, а в 1950-м — 150 тонн.

Механизм действия пенициллинов оказался весьма сложным, и только в 1957 году его прояснил американский исследователь Джеймс Парк, который открыл нуклеотид, подавляющий рост клеточной стенки многих микробов.

Дальнейшие исследования показали и главный недостаток пенициллинов: болезнетворные микроорганизмы быстро привыкали к их присутствию.

Так, если в 1945 году гонорея полностью излечивалась одной-единственной инъекцией пенициллина в 300 тысяч единиц, то в начале семидесятых для этого нужен был курс в десять раз более мощных инъекций. По состоянию же на 1998 год 78% гонококков развили устойчивость к антибиотикам группы пенициллина.

По этой причине любой антибиотик был и остается главным лекарством XX века. В XXI веке ученые стоят перед проблемой создания нового лекарства, к которому микробы привыкнуть уже не смогут.

Любопытна судьба рождения пенициллина в СССР. В 1941 году разведка получила сведения о том, что в Англии создается чудодейственный антимикробный препарат на основе какого-то вида плесневых грибков.

Тут же у нас начались работы в этом направлении, и уже в 1942 году микробиолог Зинаида Ермольева получила пенициллин из плесени Penicillium crustosum, взятой со стены одного из бомбоубежищ Москвы.

В 1944 году препарат был с успехом опробован на раненых солдатах.

Однако советский пенициллин, при всей значительности этого результата, был несовершенен и не мог производиться в необходимых для фронта количествах.

К тому же у пациентов из-за него сильно повышалась температура, тогда как западный пенициллин никаких побочных последствий не вызывал.

Купить в США технологии массового производства этого «лекарства века» не представлялось возможным, поскольку за океаном существовал запрет на продажу любых технологий, связанных с пенициллином.

Ситуацию тогда спас Эрнст Чейн, который был автором английского патента на получение пенициллина. Он предложил свою помощь Советскому Союзу, и в 1948 году с его помощью наши ученые сумели разработать необходимую технологию, по которой один из московских фармацевтических заводов тут же стал производить лекарство.

В 1945 году Александр Флеминг, Говард Флори и Эрнст Борис Чейн были удостоены Нобелевской премии по физиологии и медицине. В Нобелевской лекции Флеминг отметил, что «феноменальный успех пенициллина привел к интенсивному изучению антибактериальных свойств плесеней и других низших представителей растительного мира. Лишь немногие из них обладают такими свойствами».

В оставшиеся десять лет жизни ученый был удостоен 25 почетных степеней, 26 медалей, 18 премий, 30 наград и почетного членства в 89 академиях наук и научных обществах.

11 марта 1955 года Флеминг умер от инфаркта миокарда. Его похоронили в соборе Св. Павла в Лондоне — рядом с самыми почитаемыми британцами. В Греции, где бывал ученый, в день его смерти объявили национальный траур. А в испанской Барселоне все цветочницы города высыпали охапки цветов из своих корзин к мемориальной доске с именем великого бактериолога и врача.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: , ВКонтакте, , Telegram, .

Источник: https://indicator.ru/medicine/aleksandr-fleming-penicillin.htm

Пенициллин: история открытия

Первый антибиотик открытый флемингом в 1929

За всю историю человечества не было лекарства, которое спасло столько человеческих жизней, как пенициллин. Он ознаменовал начало эпохи антибиотиков.

До его введения не было эффективного лечения таких инфекций, как пневмония, гонорея или ревматизм.

Больницы были полны людей с заражением крови от пореза или царапины, и врачи мало что могли для них сделать, кроме как ждать и надеяться на лучшее.

Антибиотики представляют собой соединения, продуцируемые бактериями и грибами, которые способны убивать или ингибировать конкурирующие микробные виды. Явление давно известно; это может объяснить, почему древние египтяне практиковали прикладывать припарку из заплесневелого хлеба к зараженным ранам.

Но только в 1928 году пенициллин, первый настоящий антибиотик, был открыт Александром Флемингом, профессором бактериологии в больнице Святой Марии в Лондоне.

Вернувшись из отпуска 3 сентября 1928 года, Флеминг начал перебирать чашки Петри, содержащие колонии стафилококка, бактерии, вызывающие фурункулы, ангины и абсцессы. Он заметил что-то необычное на одной чашке. Она была усеяна колониями, за исключением одной области, где росла плесень.

Зона непосредственно вокруг плесени – позже идентифицированная как редкий штамм Penicillium notatum – была прозрачной, как будто плесень выделяла что-то, что препятствовало росту бактерий.

Александр Флеминг обнаружил, что «сок плесени» способен убивать широкий спектр вредных бактерий, таких как стрептококк, менингококк и дифтерийная палочка. Затем он поставил перед своими помощниками Стюартом Крэддоком и Фредериком Ридли трудную задачу выделения чистого пенициллина из сока плесени.

Александр Флеминг

Он оказался очень нестабильным, и они смогли только готовить растворы сырого материала для работы с ним. Флеминг опубликовал свои выводы в Британском журнале экспериментальной патологии в июне 1929 года, лишь с краткой ссылкой на потенциальные терапевтические преимущества пенициллина.

На этом этапе все выглядело так, как если бы его основное применение заключалось в выделении нечувствительных к пенициллину бактерий из чувствительных к пенициллину бактерий в смешанной культуре.

Это, по крайней мере, имело практическую пользу для бактериологов и поддерживало интерес к пенициллину.

Другие ученые, в том числе Гарольд Рейстрик, профессор биохимии Лондонской школы гигиены и тропической медицины, пытались очистить пенициллин, но безуспешно.

Исследования пенициллина в Оксфордском университете

Именно Говард Флори, Эрнст Чейн и их коллеги из Школы патологии сэра Уильяма Данна в Оксфордском университете превратили пенициллин из лабораторного любопытства в препарат, спасающий жизнь. Их работа по очистке и химии пенициллина началась всерьез в 1939 году.

Чтобы выполнить программу экспериментов на животных и клинических испытаний, команда должна была обрабатывать до 500 литров в неделю фильтрата плесени. Они начали выращивать его в необычном множестве сосудов, таких как ванны, сковородки, молочные бидоны и консервные банки. По сути, Оксфордская лаборатория превратилась в фабрику по производству пенициллина.

Тем временем биохимик Норман Хитли извлекал пенициллин из огромных объемов фильтрата, поступающего с производственной линии, путем извлечения его в амилацетат, а затем обратно в воду с использованием противоточной системы.

Эдвард Абрахам, другой биохимик, который работал, чтобы помочь увеличить производство, затем использовал недавно открытый метод колоночной хроматографии на глиноземе для удаления примесей из пенициллина перед клиническими испытаниями.

В 1940 году Флори провел жизненно важные эксперименты, показав, что пенициллин может защитить мышей от заражения смертельно опасными стрептококками. Затем, 12 февраля 1941 года, 43-летний полицейский Альберт Александр стал первым получателем оксфордского пенициллина.

Говард Флори

Он поцарапал боковую часть рта при обрезке роз и заболел опасной для жизни инфекцией с огромными абсцессами, поражающими его глаза, лицо и легкие. Ему вводили инъекции пенициллина , и через несколько дней здоровье стало улучшаться.

Но запасы препарата закончились, и он вскоре умер. Лучшие результаты последовали уже с другими пациентами, и вскоре появились планы сделать пенициллин доступным для британских войск на поле боя.

Позднее Говард Флори, вместе с коллегами получил Нобелевскую премию за свою работу.

Мисс Пенициллин

Когда началась Великая Отечественная война перед советскими учеными была поставлена задача наладить промышленное производство антибиотика в СССР. Работу возглавила Зинаида Ермольева.

Зинаида Ермольева родилась в 1898 году в Волгоградской области. В 1921 году окончила Женский медицинский институт в Ростове с золотой медалью.

На втором году обучения Зинаида Ермольева увлеклась микробиологией и посвятила ей всю свою жизнь. В то же время большое влияние на нее оказала эпидемия холеры в 1922 году, которая охватила весь регион.

В то время она чуть не умерла, когда выпила жидкость с холероподобными вибрионами, которую сама изолировала от водопроводной воды. Через несколько часов Ермольева серьезно заболела, но смогла победить болезнь. Таким образом, она доказала, что вибрионы являются возбудителями холеры – именно благодаря ее открытию с тех пор вода хлорируется в общественных местах.

Зинаида Ермольева

В 1925 году Зинаида Ермольева переехала в Москву. Вплоть до эпидемии в Афганистане в 1939 году и за его пределами она продолжала разрабатывать методы диагностики и борьбы с холерой, за что вскоре ей было присвоено звание профессора.

Во время войны она прибыла в осажденный Сталинград, где могла начаться эпидемия холеры. Зинаида Ермольева в самых сложных условиях запустила производство бактериофага, хлорирование общественных колодцев и начала массовую вакцинацию. За это ей была присуждена Сталинская премия.

Во время Второй мировой войны пенициллин уже был разработан на Западе. Однако никто не хотел немедленно делиться революционным открытием с СССР, поэтому Зинаиде Ермольевой поручили разработать советский аналог антибиотика.

Созданный ею препарат пенициллин-крустозин ВИЭМ был получен из штамма гриба вида Penicillium crustosum. Он оказался даже более эффективным, чем его западный оригинал. Говард Флори, позднее прибывший в СССР, был в восторге от работы своего советского коллеги, которого он назвал «Мисс Пенициллин.” Это прозвище прочно закрепилось за Зинаидой Ермольевой – не только в стране, но и за рубежом.

Вплоть до своей смерти в 1974 году Зинаида Ермольева занималась микробиологией, в частности антибиотиками. Благодаря ее открытиям были созданы лекарства, которые до сих пор не покидают аптечные полки: левомицетин, стрептомицин и интерферон.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на наш новый канал в и наши каналы в соц.сетях

Источник: https://ab-news.ru/2020/05/10/penicillin-istoriya-otkryitiya/

Россия или Британия: кто на самом деле открыл пенициллин?

Первый антибиотик открытый флемингом в 1929

Не оставляй уборку на завтра, когда ее можно сделать… послезавтра

В начале осени 1928 года британский бактериолог Александр Флеминг вернулся из отпуска и, войдя в свою лабораторию, принялся осматривать своё рабочее место. Поборником порядка учёный не был, и перед отъездом оставил несколько немытых чашек Петри (для работы с бактериями).

Всё бы ничего, но в чашках остались не просто какие-то безобидные бактерии, а сам Staphylococcus aureus – серьёзный патоген, вызывающий нагноения.

Осматривая чашки с микроорганизмами, Флеминг подметил, что на чашках появилась плесень. Поместив образцы под микроскоп, учёный был удивлен: стафилококков в местах скопления плесневого грибка не оказалось.

Далее последовали опыты с разными видами плесени, и возможным её сосуществованием с бактериями. Вывод: с ними плесень не «дружила», как бы «отгораживаясь» от соседей и не давая им размножаться.

ПЕРВЫМ, НА КОМ ОПРОБОВАЛИ ВЕЩЕСТВО, СТАЛ
ПОМОЩНИК ФЛЕМИНГА, БОЛЕВШИЙ ГАЙМОРИТОМ

Рядом с местом роста грибка образовывалась жидкость. Исследуя её, Флеминг обнаружил, что она способна уничтожать бактерии. Причём эти свойства сохранялись даже при двадцатикратном разведении водой.

Читайте материал по теме: Как правильно применять антибиотики? Инструкция по применению

Учёный назвал субстанцию «пенициллин» (от названия рода грибов Penicillium).

А мы тут ни при чём… или при чём?

Спору нет, история открытия пенициллина изящна, но, как это часто случается с открытиями, не «прямолинейно-идеальна».

Ещё до Флеминга идею о «более сильном и более слабом» высказывал французский микробиолог Луи Пастер. Проводя опыты на микроорганизмах, он установил, что возбудители сибирской язвы – одной из особо опасных инфекций – могли гибнуть под влиянием других микроорганизмов. Однако дальнейшего развития эти работы не получили.

Читайте материал по теме: Жить по мечте. Великое открытие Луи Пастера

В 60-х годах XIX века (т.е. почти за семьдесят лет до Флеминга) два русских доктора стали дискутировать о том, может ли зелёная плесень являться предшественницей для всех грибковых образований.

Доктор Алексей Полотебнов высказывался за такую возможность, также полагая, что от неё пошли все существующие микроорганизмы. Его коллега, Вячеслав Манассеин, не разделял точку зрения Полотебнова.

От слов – к делу

Каждый из врачей решил провести свой эксперимент. Манассеин установил, что там, где растёт плесень, бактерий нет. Полотебнов пришёл к такому же выводу. Его эксперимент отличался тем, что он выращивал плесень в водной среде: в конце опыта вода осталась чистой.

НЕМНОГО БОЛЬШЕ НАСТОЙЧИВОСТИ АЛЕКСЕЮ ПОЛОТЕБНОВУ И АКТИВНОСТИ ОТЕЧЕСТВЕННОМУ ЗДРАВООХРАНЕНИЮ – И ЛАВРЫ ЭПОХАЛЬНОГО

ОТКРЫТИЯ ДОСТАЛИСЬ БЫ РОССИИ

Полотебнов согласился со своим коллегой и… пошёл дальше. Он приготовил из плесени особую эмульсию и стал использовать её для лечения пациентов – преимущественно для обработки ран. Эффект был потрясающим: больным становилось лучше намного быстрее, чем раньше.

Алексей Полотебнов

Полотебнов опубликовал результаты своей работы, однако к фактически революционному открытию официальная наука отнеслась без энтузиазма.

«Капризный» пенициллин

Опыты Флеминга показали, что плесень опасна для микробов, но не причиняет вреда животным. Первым, на ком опробовали вещество, стал помощник Флеминга, болевший гайморитом (воспаление верхнечелюстной пазухи/синуса). После введения в нос вытяжки из плесени ему стало легче.

В конце 20-х годов Флеминг представляет полученные данные в медицинско-научном клубе Лондона. И здесь представители официальной медицины не выказывают особого интереса к открытию.

Со слов современников, «тихий, застенчивый человек», не красноречивый Флеминг начал рекламировать средство. Выступления и статьи на протяжении нескольких лет принесли свои результаты: «коллеги по цеху» заинтересовались открытием Флеминга.

Читайте материал по теме: Чарльз Глен Кинг или Сент-Дьорди: кто открыл витамин С?

Всё бы хорошо, но пенициллин «показал характер»: при получении он быстро разрушался. По прошествии нескольких лет Флемингу помогли английские исследователи Говард Флори и Эрнст Чейн, придумавшие способ получения пенициллина, при котором он не распадался.

В 42-м году пенициллин был впервые использован в открытых испытаниях на больных.

В 1945 году за своё открытие Александр Флеминг, Говард Флори и Эрнст Чейн удостоились Нобелевской премии по физиологии или медицине.

Реванш? Отечественный пенициллин

Немного больше настойчивости Алексею Полотебнову и активности представителям официального здравоохранения – и лавры эпохального открытия достались бы России. Есть над чем подумать, ибо история должна учить, не так ли?

…Шла Великая Отечественная война. Антисанитария, плохие условия жизни привели к вспышкам холеры – серьёзной инфекционной болезни, без лечения могущей окончиться смертью. Микробиолог Зинаида Ермольева создаёт для нужд армии противохолерный бактериофаг, спасший впоследствии десятки тысяч людей.

Читайте материал по теме: Во имя Победы! Подвиг медиков в годы Великой Отечественной войны

Среди нерешённых оставалась проблема бактериальных инфекций. К сожалению, имеющиеся антисептики (спиртовый раствор йода и др.) помогали далеко не во всех случаях.

О работах английских учёных узнали в СССР. Зинаида Виссарионовна начинает исследования над способом получения отечественного препарата. Цель была достигнута в 1942 году. Выпускать его начали спустя два года на предприятиях химико-фармацевтической промышленности. Благодаря первому отечественному пенициллину были спасены тысячи жизней бойцов Красной Армии.

Интересный факт: в 1944 году, уже после получения советского препарата, Москву в составе научной делегации посетил профессор Флори. Он привёз свой пенициллин и предложил сравнить его с советским.

Отечественный пенициллин показал более высокую активность: 28 единиц против 20 в 1 мл. После этого Флори и его американский коллега предложили испытать средство на пациентах.

И здесь отечественный пенициллин также «обошёл» зарубежного собрата.

Начало положено

Историю медицины можно классифицировать по разным критериям. Однако вряд ли кто-то оспорит факт, что получение пенициллина стало чертой между «доантибиотиковой» и «антибиотиковой» эпохами.

После пенициллина фармацевты стали создавать другие препараты, губительно действующие на болезнетворные микроорганизмы.

Стало возможным полное излечение от инфекций, ранее нередко приводивших к инвалидизации и даже к смерти. Появились схемы лечения, в которых использовалось более 1-го антибиотика.

Эти средства выпускались в формах, которые можно принимать внутрь, вводить внутримышечно и внутривенно.

ФЛЕМИНГ ПРЕДУПРЕЖДАЛ, ЧТО НЕ СТОИТ ПРИМЕНЯТЬ ПЕНИЦИЛЛИН

ДО УСТАНОВЛЕНИЯ ДИАГНОЗА

Казалось бы, патогенным микробам не оставлено шанса на успех, но…

Не панацея

Период воодушевления от успешного применения пенициллина в какой-то степени уменьшился, когда выяснилось, что бактерии развивают к нему резистентность (устойчивость). Ещё в конце 40-х годов прошлого века были выявлены не восприимчивые к антибиотику культуры золотистого стафилококка.

По мере создания новых подобных средств против различных патогенов не бездействовали и сами микроорганизмы, постепенно приспосабливаясь к антибиотикам.

Одна из важных причин этого явления в том, что некоторые люди иногда принимают их бесконтрольно, в том числе в неправильных дозировках и не по показаниям. Не всегда соблюдается и режим приёма медикамента.

По поводу развития бактериальной устойчивости говорил и сам Флеминг: он предупреждал, что не стоит применять пенициллин до установления диагноза; нельзя использовать его короткое время и в совсем небольших количествах.

Сегодня проблема устойчивости к антибиотикам очень актуальна. Существует вероятность того, что медицина вернётся в эпоху до их изобретения.

Парадокс будет состоять в том, что в нашем распоряжении будет целый арсенал препаратов, больше не справляющихся с теми, кто на эволюционной лестнице появился гораздо раньше нас.

Разумеется, бактерии не обладают разумом, но их способность через мутации приспосабливаться к изобретаемому «оружию» на каком-то этапе может изменить существующую расстановку сил. К сожалению, не в нашу пользу.

Что можем сделать мы?

Рекомендации несложные, но вполне способные отдалить время «тотальной» резистентности к антибиотикам:

– принимайте антибиотики только по назначению доктора;

– не останавливайте их приём, даже если вам стало лучше. Следуйте схеме лечения, постоянно информируя врача обо всех изменениях – как положительных, так и отрицательных;

– помните: антибиотики неэффективны при вирусных патологиях.

Новое – это хорошо забытое старое?

В истории исследований «межмикробного противостояния» имеется ещё один интересный факт, известный, пожалуй, не так хорошо, как антибиотиковый.

Давно было показано, что бактерии – как и другие организмы – имеют своих «врагов». Одни из них – вирусы. Но не те, которые поражают животных или человека, а особые, бактериальные. С одним из таких вирусов и работала Зинаида Ермольева.

Бактериофаги (или просто фаги) – вирусы, атакующие бактерий – известны уже давно. Однако после изобретения пенициллина Запад, по-видимому, не очень интенсивно работал в этой области, тогда как СССР и страны Восточной Европы (в частности, Польша), продолжали работу в этом направлении.

В результате в Советском Союзе был наработан значительный опыт по применению бактериофагов, в том числе и в клинической практике. Крупный центр по проблемам фагов и фаготерапии продолжает свою работу в Тбилиси (Грузия).

В последние десятилетия на Западе интерес к фаготерапии также возрождается. Разумеется, есть в этой области и свои проблемы. Однако перед лицом реальной опасности, стоящей перед человечеством в виде множественной устойчивости к антибиотикам, возможно бактериофаги – одна из реальных возможностей если не ликвидировать, то по крайней мере ослабить угрозу.

Энвер Алиев

Источник: https://www.mrtexpert.ru/articles/669

Первый антибиотик или невероятное открытие пенициллина Александром Флемингом

Первый антибиотик открытый флемингом в 1929

В 1928 году бактериолог Александр Флеминг сделал случайное открытие, виной которого стала, немытая чашка Петри. Земля, которая загрязнила эксперимент, оказалось, содержала сильный антибиотик, пенициллин. И не смотря на то, что Флемингу приписали это открытие, прошло более чем десятилетие, прежде чем кто — то ещё превратил пенициллин в панацею 20-го столетия.

Как эта «чашка Петри» была замечена, прежде чем её вымыли? Как туда попала земля? Кому удалось преобразовать открытый природный пенициллин в полезное лекарственное средство?

Случайное открытие антибиотика.

Сентябрьским утром в 1928, Александр Флеминг сидел на своем рабочем месте в больнице Св. Марии.

Он только что возвратился из отпуска, который провёл в своём загородном доме с семьей. Прежде, чем он уехал в отпуск, Флеминг сложил несколько своих чашек Петри на одной стороне скамьи так, чтобы его коллега Стюарт Р. Крэддок мог использовать освободившееся место для работы, пока он отсутствовал.

Вернувшись из отпуска, Флеминг стал рассортировывать оставленные без присмотра лабораторные стеки, чтобы определить, какие могли быть ещё использованы в работе. Многие были загрязнены. Флеминг замочил их все в растворе Лизола (крезоловое мыло), чтобы ликвидировать бактерии и потом использовать эту посуду в дальнейших экспериментах.

Большая часть работы Флеминга сосредоточилась на поиске «чудодейственного лекарства». Бактерий вокруг было много, ещё Антони Ван Леойвенхэк описал их в 1683г.

и только в конце девятнадцатого века Луи Пастер подтверди, что бактерии вызывают болезни.

Несмотря на это знание, до Флеминга никто еще не был в состоянии найти химикат, который будет убивать вредные бактерии и не вредить человеческому телу.

Ранее в 1922 году Флеминг уже сделал важное открытие — лизоцим. Совершенно случайно, когда у него был насморк, маленькая капелька слизи упала на блюдце с выращиваемыми бактериями. Флеминг был поражён. Бактерии исчезли.

Так было обнаружено естественное вещество, найденное в слезах и носовой слизи, которое помогает в борьбе против микробов. Однако оказалось, что оно было весьма эффективным средством против бактерий, не являющихся возбудителями заболеваний, и совершенно неэффективным против болезнетворных организмов.

Тогда Флеминг задумался о возможности обнаружения другого вещества, которое могло бы убить бактерии, и не навредить человеческому телу.

И вот в 1928 году к Флемингу зашёл бывший сотрудник лаборатории Д. Мерлин Прис. Флеминг воспользовался этой ситуацией, чтобы узнать о возможности дополнительного заработка, так как Прис уже работал в другой лаборатории.

Чтобы продемонстрировать свои исследования, Флеминг начал рыться в большой груде лабораторной посуды и образцов, которые он поместил  в раствор лизола и вытащил несколько из них, которые оказались не полностью погруженными в жидкость убивающую бактерии.

И тут, поднимая одну из пластинок, чтобы показать Прису, Флеминг заметил что-то странное.

За время его отсутствия, на стекле разрослась плесень. Но это само по себе не было странным. А вот то, что эта плесень, похоже, убила стафилококов (Staphylococcus aureus), расположенных на пластинке это уже было что-то. Флеминг понял, что у этой плесени есть неисследованный потенциал.

Что это за плесень?

Флеминг провел несколько недель, выращивая как можно больше этой плесени и пытаясь определить, что это за специфическое вещество, которое убило бактерии. В итоге оказалось, что это достаточно редкий вид плесени, и она попала к нему из лаборатории ниже этажом, в которой работал г-н Ла Туш.

Его сосед собирал большой ассортимент различных видов плесени для Джона Фримэна, который исследовал астму, и вполне вероятно, что некоторые споры долетели и до лаборатории Флеминга. Это была опять счастливая случайность.

Флеминг продолжал многочисленные эксперименты, чтобы определить эффект на других вредных бактериях. Удивительно было то, что плесень, убивая большое количество бактерий, в то же время была нетоксична для человека.

Могло бы это стать «чудодейственным лекарством»? Флемингу это было неизвестно. Хотя он чувствовал потенциал своего открытия и догадывался о его перспективах.

Флеминг не был химиком и поэтому был неспособен выделить активный антибактериальный элемент, который он назвал пенициллин. Кроме того, он не смог бы достаточно долго хранить этот элемент активным, чтобы использовать его для людей.

В 1929 году вышла его работа о пенициллине, которая по большому счёту не вызвала в то время научного интереса.

И, тем не менее, неряшливость канадского учёного и в то же время его наблюдательность стали причинами великого открытия.

Двенадцать лет спустя после открытия пенициллина.

В 1940 г. на второй год Второй мировой войны, два ученых в Оксфордском университете занимались многообещающими проектами в бактериологии, которые могли быть расширены и продолжены с использованием химических методов.

Учёный из Австралии Говард Флори и немецкий беженец Эрнст Чейн  начали работать с пенициллином. Используя новые химические методы, они были в состоянии произвести так называемый «дымный порох», который хранил свою антибактериальную силу дольше нескольких дней.

Они длительное время исследовали порошок и установили, что его использование абсолютно безопасно для человека.

После нескольких лет упорной работы им удалось синтезировать некоторое количество порошка кофейного цвета, который проверили на 117 добровольцах. Это был первый хоть и не достаточно чистый, но все, же качественный пенициллин. 1-ые инъекции новоиспеченного средства были произведены 12 февраля 1941 года. Один из английских полицейских во время бритья порезался бритвой.

Произошло инфицирование крови. Первый же укол пенициллина помог умирающему. Однако пенициллина было очень мало и резерв его скоро иссяк. Заболевание возобновилась, и пациент погиб. Но наука праздновала. Было подтверждено, что пенициллин отлично работает против заражения крови.

Через несколько месяцев учёным удалось получить достаточное количество пенициллина для спасения человечной жизни.

Передовая фронта нуждалась в новом лекарственном средстве и немедленно, поэтому массовое производство началось достаточно быстро. Использование пенициллина во время Второй мировой войны спасло много жизней, которые могли быть потеряны из-за бактериальных инфекций даже при незначительных ранах. Пенициллин также лечил дифтерию, гангрену, пневмонию, сифилис и туберкулез.

Известность.

Хотя Флеминг и обнаружил пенициллин, только Флори и Чейн приложили немалые усилия, чтобы сделать этот продукт пригодным для использования. Не смотря на то, что только Флеминг и Флори были посвящены в рыцари в 1944 году, все они (Флеминг, Флори и Чейн) были награждены в 1945 году  Нобелевской премией в физиологии или медицине.

Дополнительная информация по теме.

Мало кому известно, но одними из первых разработавших технологию приготовления пенициллина были советские учёные. В изучении свойств пенициллина и получении этого препарата многого достигла Зинаида Виссарионовна Ермольева. В 1943 году она поставила целью освоить приготовление пенициллина сначала лабораторным, а потом и фабричным путем.

При копировании прямая ссылка на http://azbukivedi-istoria.ru обязательна.

Далее из категории Тайная история: “Мата Хари – секретный шпион или несчастная женщина?”

Источник: https://azbukivedi-istoria.ru/board/zagadki_istorii/neverojatnoe_otkrytie_penicillina_aleksandrom_flemingom/3-1-0-158

Как Флеминг случайно открыл пенициллин и почему новые антибиотики спасут только на время

Первый антибиотик открытый флемингом в 1929

90 лет назад был понедельник. Неряха Флеминг пришел на работу и увидел, что в лабораторной посуде погибла колония стафилококка. Случайность предвещала медицинскую революцию, теперь сходящую на нет

Жизнь до открытия антибиотиков вообразить трудно и страшно. Туберкулез и многие другие инфекции были смертным приговором. Судьба выносила их намного чаще, чем в наши дни: больше больных — выше шансы заразиться. Любая хирургическая операция была сравни русской рулетке.

В 1920-х годах американский психиатр Генри Коттон, самонадеянно лечивший душевнобольных удалением органов, хвалился, что его методика сравнительно безопасна: умирали всего 33% его пациентов. Как выяснилось позже, Коттон привирал, и смертность достигала 45%.

Больницы были рассадниками заразы (впрочем, сейчас мало что изменилось, и причина как раз в антибиотиках). Даже обыкновенная царапина могла свести в могилу, вызвав гангрену или заражение крови.

Существовавшие антисептики годились только для наружного применения и часто приносили больше вреда, чем пользы.

Открытое окно и гнилая дыня изменили все

Открытие антибиотиков, точнее, пенициллина приписывают шотландцу Александру Флемингу, но необходимо сделать несколько оговорок. Еще древние египтяне прикладывали к ранам заплесневевший хлеб, размоченный в воде.

Почти за четыре года до счастливого случая в лаборатории Флеминга противобактериальные свойства плесени описал его приятель Андре Грация, только он думал, что плесень не убивает микробы напрямую, а лишь стимулирует иммунитет организма, и вводил их вместе с мертвыми бактериями.

Какой вид плесени разводил ученый и какое вещество она выделяла, неизвестно: Грация тяжело заболел, а когда вернулся к работе, якобы не смог найти старые записи и образцы.

Плесень в чашке с колонией бактерий. Прозрачные круги вокруг грибка — области, где бактерии погибли

© Don Stalons (phil.cdc.gov)/Wikimedia Commons

Именно плесень убила стафилококки в лаборатории Флеминга. Вышло это случайно: споры грибка надуло ветром из открытого окна. Как и Грация, ученый не смог правильно определить, к какому виду относится целительная плесень.

Не смог он и выделить вещество, которое назвал пенициллином, — в экспериментах шотландец использовал отфильтрованный “бульон”, где росли грибки.

Зато Флеминг подробно описал, как этот фильтрат воздействует на разные бактерии, сравнил плесень с другими видами, а главное — сохранил образцы и рассылал их по первой просьбе коллег.

Один такой образец почти десять лет хранился в Оксфордском университете. В 1939 году немецкий иммигрант Эрнст Чейн выделил из него чистый пенициллин, а его начальник Ховард Флори испытал на животных. В 1945 году их и Флеминга наградили Нобелевской премией по физиологии и медицине.

Норман Хитли, который отвечал в команде за разведение плесени и тоже придумывал метод очистки антибиотика, остался без награды, хотя его заслуга не меньше. Достаточно сказать, что у первого пациента, 43-летнего полицейского с раной на лице, пришлось фильтровать мочу, чтобы выделить из нее драгоценный пенициллин.

Ему быстро полегчало, но лекарства все равно не хватило, и через месяц он умер.

Когда оксфордские ученые доказали эффективность пенициллина, шла Вторая мировая война. Надежное противобактериальное средство требовалось как никогда: солдаты чаще гибли от инфекций, занесенных в раны, чем от самих ран.

Но британские фармацевтические компании были и без того завалены оборонными заказами, поэтому в 1941 году Флори и Хитли отправились в США. Везти плесень в пузырьке было слишком рискованно: кто-нибудь мог его украсть и передать немцам.

Выход нашел Хитли: он предложил пропитать грибковыми спорами пальто.

Очистка пенициллина в лаборатории в Англии, 1943 год

© Daily Herald Archive/SSPL/Getty Images

Американцы смогли точно определить, какая плесень завелась у Флеминга и досталась оксфордцам. Но для массового производства использовали не ее, а родственную, выделяющую в шесть раз больше пенициллина. Ее нашли на мускусной дыне, которую принесла с рынка ассистентка.

Питанием для грибка послужили кукурузные отходы, богатые сахаром. Выращивать плесень стали в громадных баках с электрической мешалкой, сквозь которые пропускали воздух.

Если в конце 1942 года американского пенициллина хватало менее чем на 100 пациентов, то в 1943-м было выпущено уже 21 млрд доз, а в 1945-м — 6,8 трлн доз. Началась новая эра.

Революция в медицине сходит на нет

Пенициллин и другие антибиотики, появившиеся в первые послевоенные десятилетия, перевернули медицину: большинство болезнетворных бактерий были побеждены. Но случилось то, что предвидел еще Флеминг. Антибиотики — древнее природное оружие в бесконечной борьбе видов за выживание.

Бактерии так просто не сдаются. Они быстро размножаются: например, возбудитель холеры делится примерно раз в час. Всего за сутки у холерного вибриона появляется столько поколений потомков, сколько у людей родилось со времен Ивана III.

Это значит, что эволюция бактерий происходит настолько же быстрее.

Широкое применение антибиотиков — счет идет на миллионы тонн за все время — лишь ускоряет эволюцию: потомство производят стойкие бактерии, а те, на которые действуют лекарства, исчезают.

В позапрошлогоднем докладе для правительства Великобритании говорится, что из-за устойчивых к антибиотикам микробов ежегодно умирают 700 тыс. человек.

Если ничего не предпринять, к 2050-му каждый год будут умирать уже 10 млн человек, а суммарный экономический ущерб достигнет немыслимых $100 трлн.

Новые антибиотики могли бы частично решить проблему, но они появляются все реже. Фармацевтическим компаниям попросту невыгодно выводить их на рынок.

В отличие от каких-нибудь антидепрессантов, принимать их нужно очень редко, а с новыми лекарствами конкурируют чрезвычайно дешевые средства прошлых поколений, которые можно выпускать без лицензии в развивающихся странах.

По подсчетам из того же доклада британскому правительству, в среднем антибиотики начинают приносить прибыль только на 23-й год, но вскоре после этого на них истекает патент, и производить их может кто угодно.

По меньшей мере половина антибиотиков применяется в сельском хозяйстве

© AP Photo/Jeff Roberson

Но даже если новые эффективные антибиотики появятся в продаже, нет сомнений, что рано или поздно бактерии приспособятся и к ним. Как быстро это произойдет, зависит от того, как эти лекарства используются. Здесь есть две проблемы.

Во-первых, по меньшей мере половина антибиотиков применяется в сельском хозяйстве: на громадных животноводческих фермах, где скот, птицы и рыбы живут чуть ли не на головах друг у друга — и где стремительно распространяется зараза. Во-вторых, во многих странах антибиотики продаются без рецепта, поэтому принимают их бесконтрольно.

Но дело в том, что жителям этих стран подчас либо не к кому обратиться, либо не на что. Оставить их еще и без антибиотиков — значит обречь на смерть.

Отказаться от дешевых животных белков и обеспечить медицинской помощью всех нуждающихся намного сложнее, чем найти новую целительную плесень и вывести на рынок препарат на ее основе. Но пока эти две проблемы не будут решены, поиски новых антибиотиков будут лишь отсрочивать время, когда порез на пальце станет смертельным риском.

Марат Кузаев

Источник: https://nauka.tass.ru/nauka/5501783

«Лучше дивизий»: как пенициллин помог победить нацистов

Первый антибиотик открытый флемингом в 1929

90 лет назад британский микробиолог Александр Флеминг случайно выделил из плесневелых грибов пенициллин – первый в мире антибиотик. Массовое производство лекарственного препарата было налажено в период Второй мировой войны. Считается, что открытие Флеминга помогло избежать сотен тысяч жертв. Отныне даже серьезное ранение отнюдь не влекло за собой неминуемую кончину.

В годы Первой мировой Флеминг служил военным врачом. Спасая солдат, он болезненно воспринимал многочисленные случаи гибели от гангрены или сепсиса.

К знаковому изобретению ученого подтолкнуло стечение обстоятельств. В начале сентября он приступил к работе в своей лаборатории после месячного отдыха с семьей.

Перед отъездом Флеминг собрал все культуры стафилококков на столе в углу помещения.

А по возвращении заметил, что одни колонии – там, где появились плесневелые грибы, — оказались уничтожены, в то время как другие сохранились в целости.

Выросшие грибы были отнесены к роду пеницилловых. Название пенициллин ученый ввел 7 марта 1929 года.

Бывший помощник гения Мерлин Прайс, оценив наблюдение, заметил, что аналогично Флеминг ранее открыл лизоцим — антибактериальный агент, фермент класса гидролаз, разрушающий клеточные стенки бактерий путем гидролиза пептидогликана клеточной стенки бактерий муреина. Это событие также произошло во многом случайно: будучи простуженным, Флеминг чихнул и увидел, что выделяемая из носа слизь может уничтожать некоторые бактерии.

Флеминг исследовал положительное антибактериальное воздействие пенициллина на множество организмов, и заметил, что он подавляет такие бактерии, как стафилококки, стрептококки, пневмококки, гонококки, дифтерийная палочка и бациллы сибирской язвы,

но не действует на кишечную палочку, тифозную палочку и возбудителей гриппа, паратифа, холеры, от которых Флеминг тоже пытался лечить.

Открытие британского ученого ознаменовало эру современных антибиотиков. Флеминг также обнаружил, что бактерии обладали устойчивостью к антибиотикам, если действовали малым количеством пенициллина, либо если антибиотик употреблялся слишком короткий срок.

Изобретатель предупреждал о нежелательности использования пенициллина до определения диагноза. Если же средство действительно крайне необходимо, нельзя применять его в течение незначительного периода и в малых дозах. В таких условиях у бактерий развивается устойчивость к антибиотикам.

Рассказывая об, очевидно, главном дне своей жизни, Флеминг не стеснялся подчеркивать случайность открытия.

«Когда я проснулся на рассвете 28 сентября 1928 года, я, конечно, не планировал революцию в медицине своим открытием первого в мире антибиотика или бактерии-убийцы, — улыбался биолог. — Но я полагаю, что именно это я и сделал».

Исследователь продолжил экспериментировать, но еще очень долго пенициллин оставался незамеченным в научных кругах. Его применение не укладывалось в принятую тогда концепцию укрепления иммунитета.

Следующим этапом развития пенициллина стали разработки профессором Оскфордского университета Говардом Флори и химиком Борисом Чейном, который, являясь евреем левых взглядов, был вынужден эмигрировать в Англию после прихода к власти в Германии нацистов.

Чейн продолжил исследования Флеминга и смог получить неочищенный пенициллин в количествах, достаточных для первых биологических испытаний сначала на животных, а затем и в клинике.

После года мучительных экспериментов по выделению и очистке продукта грибов удалось получить первые 100 мг чистого пенициллина.

При этом первого пациента, лондонского полицейского с заражением крови, спасти не удалось. Сперва ему действительно стало лучше, но не хватило накопленного запаса пенициллина, который быстро выводился почками. Первым счастливчиком, которого вылечили от аналогичного недуга благодаря антибиотику, стал в 1941 году 15-летний подросток.

Опасаясь вторжения немецких войск на Британские острова, Чейни спрятал плесневые споры, пропитав ими прокладки пиджаков и карманов.

«Если меня убьют, первым делом хватайте мой пиджак», — инструктировал он коллег.

В условиях континентальной блокады организовать выпуск препарата в Англии не удалось. Поэтому Чейн и Флори отправились совершенствовать технологию в США.

Промышленное производство пенициллина началось в 1943 году фармакологическими гигантами страны.

Изобретение назвали «лекарством века».

В 1945 году Флеминг, Чейн и Флори были удостоены Нобелевской премии в области медицины «за открытие пенициллина и его целебного воздействия при различных инфекционных болезнях».

Как отмечалось тогда в СМИ, эти ученые сделали для разгрома нацизма больше, чем целые дивизии.

Более полвека спустя, в 1999-м, «отца антибиотика» включили в список 100 самых важных людей XX века по версии журнала «Тайм».

«Это открытие изменило ход истории. Вещество, которое Флеминг назвал пенициллином, является очень активным противоинфекционным средством», — сообщалось в комментарии к выбору.

В СССР к опытам по созданию пенициллина приступили сразу же, как только получили секретную информацию о разработках в Англии группой Чейна и Флори.

Первые образцы пенициллина получили в 1942 году микробиологи Зинаида Ермольева и Тамара Балезина из плесени, взятой со стены московского бомбоубежища.

Еще два года спустя после длительных исследований и наблюдений препарат был испытан на раненых.

Произведенный эффект оказался ошеломляющим, но антибиотик долгое время получали кустарным способом в малых объемах, не достаточных для лечения большого количества раненых воинов.

СССР не сразу удалось наладить массовое производство: поначалу получался низкокачественный препарат, терявший свойства при хранении и вызывавший побочные действия у больных. Лишь в 1948 году случился прорыв в этом направлении. Ему способствовал Чейни, решивший в обход введенного в США запрета на продажу технологий поделиться «рецептом» с советскими коллегами.

Сегодня пенициллин уже не используется в медицинских целях – ему на смену пришли новые, более совершенные виды антибиотиков.

Источник: https://www.gazeta.ru/science/2018/09/28_a_12001123.shtml

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.